oldcolor (oldcolor) wrote in prophotos_ru,
oldcolor
oldcolor
prophotos_ru

Categories:

Метод А. Мите, которым пользовался С.М.Прокудин-Горский

Оригинал взят у oldcolor в Метод А. Мите, которым пользовался С.М.Прокудин-Горский
Выражаем глубокую благодарность читателю нашего блога Юрию Григорченкову за  набор статьи Адольфа Мите в журнале "Фотографическое обозрение" ( №9 за 1902 г.),  в которой раскрываются подробности технологии цветной съёмки, использованной впоследствии С.М.Прокудиным-Горским.

Фотографическое обозрение. Статья А.Мите 1902-9.jpg

ТЕКСТ СТАТЬИ:

Цветная фотография в текущей фотографической практике
Проф. д-ра А. Мите


Работы автора по цветной фотографии способом трех основных цветов, появившиеся в виде приложений в некоторых фотографических журналах (и между прочим в нашем журнале - в прошлом июньском номере. Ред.) вызвали оживленную, обращенную к нему корреспонденцию. Отовсюду стали приходить запросы, каким образом воспроизведены эти снимки; профессионалы спрашивали, не пришло ли время ввести трехцветное снимание в круг их обычных, текущих фотографических работ? Разбирая эти запросы, автор мог заметить, что, несмотря на весьма широкое распространение трехцветного способа, многие даже занимающиеся фотографией не имеют хотя бы самого слабого представления о цветной фотографии. Так, приходили запросы, каким способом эти приложения раскрашены; или получены ли эти изображения, в том виде, как они приложены к журналу, т.е. в красках - прямо в камере, или цвета получились уже впоследствии на воздухе или иначе. Запросы эти подали мне мысль описать в коротких словах, каким образом эти снимки получены и можно ли исполнять подобные снимки, как обычную фотографическую работу в текущей фотографической практике. В нижеследующем мысль эта и приводится в исполнение.
Производство трех негативов само по себе сравнительно просто и заключается в общем в том, что на соответствующей пластинке, сенсибилизированной для всех цветов, производят последовательно одну за другой три экспозиции на один и тот же предмет, при чем как раз перед пластинкой расположены три светофильтра, из которых один задерживает синий цвет, другой - желтый, а третий - красный. Пластинка, на которой производят снимание, должна быть с одной стороны чувствительна к оранжевому цвету, с другой - к зеленому и, наконец, - к синефиолетовому. При этом, чтобы более обеспечить получение хороших результатов, следует особенно увеличить чувствительность её к оранжевому и зеленому цветам, так как в противном случае экспозиция для этих двух родов лучей требуется давать чрезвычайно продолжительную. Пластинка, удовлетворяющая этому условию, появилась с некоторого времени в торговле в виде перхромо-пластинки Перутца (Perutz'schePerchromoplatte). Эта пластинка изготовляется согласно моим указаниям и дозволяет производить сравнительно короткие выдержки даже для слабоактиничных лучей. Три светофильтра, за которыми производятся три экспозиции, это - так называемые субстрактивные цветные светофильтры. В моем аппарате они уложены в скользящей в направляющих пазах рамке друг возле друга и таким образом передвигаются в плоскости фокуса объектива при помощи весьма простого переменяющего механизма вместе с пластинкой, - на которой все три снимка получаются, следовательно, также один возле другого. Получение этих светофильтров - работа очень тонкая и трудная; от согласования их окрасок со свойствами цветочувствительной пластинки и зависит собственно весь успех работы.
Для снимания я пользуюсь очень удобно устроенной небольшой камерой, приспособленной специально для целей путешествия, тогда как для портретной фотографии пришлось бы, по всему вероятию, придать ей более устойчивую форму. Прилагаемый при сём рисунок (рис. 1.) представляет общий вид аппарата. Он устраивается по моим указаниям в фотографической столярной мастерской Бермполь (Bermpohl, Berlin N., Pflugstrasse 6); но, конечно, раму, в которой двигаются светофильтры (рис. 2), вместе с фальцами, в которые вставляется двойная кассета, можно приспособить ко всякой не слишком большой павильонной камере.

рис_1_2.jpg

Для быстроты перемены светочувствительной поверхности выгоднее ограничиваться сравнительно небольшими размерами пластинки; это не влечет за собою никаких неудобств, так как цветные снимки, даже при очень сильном увеличении, вследствие игры окрасок не представляют заметной нерезкости, так что увеличение способствует даже достижению более художественных результатов. Я снимаю на пластинку размером 9*24, то есть на половину размера, встречающегося в продаже, - 18*24, так что каждый отдельный снимок имеет размеры 9*8 сан.; если пластинка будет при этом двигаться в горизонтальном направлении, то будут получаться так называемые вертикальные снимки, какие употребляются для портретов; если же раму поставить в вертикальном направлении, то снимки будут получаться поперечные, - более удобные для ландшафтов. Последнее расположение имеет, кроме того, еще и ту выгоду, что при нём меньше можно опасаться, чтобы камера при передвижении пластинки переменила свое положение, - покачнулась. Объектив у меня, как для портретов, так и для ландшафтов - портретный анастигмат Фохтлендера с фокусным расстоянием в 16 сант., что для небольшого формата, даже для портретов, является достаточным фокусным расстоянием. Разумеется, можно снимать и другими объективами соответствующей светосилы, - особенно портретными светосильными объективами, светосила которых при небольших размерах снимка может быть использована вполне. Для портретов в павильоне можно при трехцветном снимании применять хорошие портретные объективы в 2.5-3 дюйма диаметром. В новейшее время и фирма Герц стала производить светосильные объективы, применимые вполне для целей трехцветной фотографии; для неё же пригодны и планары фирмы Цейсса.
При снимании я поступаю следующим образом. Продолжительность выдержки в павильоне, при различных светофильтрах, я определяю так: в светлый день с чистым белым светом, а такому условию лучше всего удовлетворяют летние, немного пасмурные дни, снимается последователь через три светофильтра гипсовый бюст на фоне из черной материи, при одно и той же диафрагме объектива. Определяется затем, сколько времени следует держать, чтобы при проявлении - изображения стали проявляться спустя одно и тоже время и по окончании проявления и закрепления негативы были бы одинаковой силы. Диафрагма для этих снимков, как сказано, должна быть одна и та же, но она выбирается довольно маленькая. Можно, например, получить такие отношения: при диафрагме f/36 с синим светофильтром экспозиция требуется - 8 секунд, с зеленым светофильтром - 20 секунд, с красным светофильтром - 24 секунды; если при таких выдержках все изображения белого бюста получаются совершенно одинаковой силы, то можно раз навсегда принять, что продолжительность выдержек при наших светофильтрах, синем, зеленом и красном, относятся соответственно, как 1, 2.5, 3. При портретном снимании я снимаю с полным отверстием объектива, - которое равно f/4.5, - и держу при хорошем свете в павильоне соответственно с различными светофильтрами от 2, 5, 6 и до 5, 12.5, 15 секунд. Последние экспозиции производились, например, осенью в послеобеденные часы, - от 5 до 6 часов пополудни, а первые - в ясные весенние дни около полудня, и те, и другие, - не надо забывать, - в павильоне. От точного соблюдения отношений между продолжительностями выдержек зависит успех окончательного результата. Поэтому вернее и лучше - не полагаться на верность счета секунд словами и на экспозирование сниманием крышки объектива от руки, а пользоваться хорошим механическим затвором с точной установкой на продолжительные и короткие выдержки.
При снимании на открытом воздухе я употребляю иной способ. Здесь я снимаю все три раза с одинаковой продолжительностью, но ставлю различные диафрагмы, рассчитанные так, чтобы при одинаковых экспозициях получались негативы одной и той же силы. Я выработал при этом две серии диафрагм, - одну серию малых диафрагм - для сильного цвета и открытых ландшафтов, и другую - диафрагм больших, для света более слабого, для портретов на открытом воздухе, снимков внутри леса и т.п. Чем короче экспозиции в этом случае, тем, конечно, лучше, но дальше известных пределов в этом отношении идти не следует, так как при слишком коротких экспозициях ошибки во времени действия затвора имеют относительно большее значение. В ветреные дни работа, конечно, значительно затрудняется и иногда становится даже совсем невозможной. При спокойном же состоянии воздуха мне удавалось иногда производить весьма хорошие снимки, например, при заходе солнца и т.п. Время к вечеру и вообще можно считать наиболее благоприятным временем для трехцветного снимания в полдень редко можно надеяться получить что-нибудь удовлетворительное.
Пластинки с тремя отдельными экспозициями подвергаются после этого проявлению, при чем, в виду высокой чувствительности эмульсии к красному цвету, допускать до пластинки красный цвет можно лишь с крайней осторожностью, - в особенности при начале проявления. Впоследствии, когда проявление несколько подвинется, красный цвет менее действует на пластинку и ее можно свободно рассматривать на просвет.
При проявлении сообразуются всегда с характером негатива, полученного с красным светофильтром, - когда этот негатив окончится проявлением, можно переходить к закреплению.
Рисунок 3 представляет аппарат для рассматривания трех диапозитивов, отпечатанных с трех приготовленных описанным способом негативов. Диапозитивы располагаются здесь за окрашенными в соответствующие краски стеклами, подобно тому, как это происходит и в кромскопе Айвса, от которого настоящий аппарат отличается некоторыми несущественными подробностями.

рис3_2.jpg

Вопрос громадной важности, представляющий собственно главную трудность, заключается в печатании с трех полученным негативов, трех позитивов; к этому-то мы теперь и переходим. Хотя, как это показал Зелле, при этом способе печатник, - обладающий, однако, далеко не часто встречающимся умением, - может получать превосходные результаты, - по моему мнению, способ этот настолько, вообще, труден, что его никак нельзя считать доступным печатнику, какие обыкновенно встречаются у наших профессиональных фотографов. Способ Гофмана решительно непригоден, так как, поскольку, по крайней мере, я видел достигаемые при его помощи результаты, - он передает краски совершенно неправильно, чего, впрочем, и следует ожидать по самому существу дела. Еще менее применим здесь способ Люмьера, а также способ Гезекиля, при помощи которого они получают свои безусловно прекрасные диапозитивы. На бумаге этим путем ничего хорошего получить нельзя. До поры до времени для профессионала остается только способ фотомеханического воспроизведения и именно фототипии, которая обещает в руках профессионала давать хорошие результаты. В Высшей технической школе, в Шарлотенбурге, неоднократно производились опыты воспроизведения трехцветным снимков фототипией на меди, которая сама по себе проста и не требует каких-либо особых приспособлений. Что касается передачи красок, то результат получился очень недурной. И все-таки нельзя сказать, чтобы все трудности этого способа были преодолены. Троекратное печатание на одно и то же место баритовой бумаги трудно уже само по себе. Бумага не воспринимает красок, обыкновенно получаются испорченные отпечатки. Приправление отпечатков не представляет никаких трудностей, в особенности при отпечатках небольшого размера, которые печатаются быстро один за другим. Во время печатания отпечатки сохраняются между листами влажной макулатуры. Тем не менее, единственным возможным способом, по-моему, все-таки остается фототипия и я ни на минуту не сомневаюсь, что со временем она будет иметь большое значение для портретной фотографии в красках. В настоящее время производятся опыты в этом направлении, показывающие, что фототипия великолепно может воспроизводить оригинальные снимки.
Обстоятельство, указанное еще в свое время Фогелем, - что хорошие оригинальные снимки при передаче фототипией дают отпечатки с правильным воспроизведением окрасок, - находит себе дальнейшее подтверждение; упреки же, которые ставились этому способу и которые мешают его распространению для трехцветной репродукции в художественно графических мастерских, для профессиональных фотографов не могут иметь значения. Упреки эти заключаются, главным образом, в том, что при большом количестве отпечатков фототипия не дает возможности получать равномерного тиража. Профессиональному же фотографу требуется всего 20, 50, много 100 отпечатков, и такое количество фототипией можно воспроизводить с полной равномерностью. Я полагаю, что введение фототипии, как печатного способа, в мастерские профессиональных фотографов, хотя и сопряжено с некоторыми трудностями, но вполне возможно. С другой стороны, может выйти и так, что существующие промышленные фототипии будут брать от профессиональных фотографов заказы на изготовление трехцветным способом снятых последними портретов. Один такой пример мне, по крайней мере, известен. При дешевизне производства фототипических работ промышленные фототипии могут небольшие количества отпечатков для фотографов-профессионалов доставлять за умеренную цену, - за такую, какая будет для фотографов представлять известную и верную выгоду. О дальнейшем направлении в этой области я не применю сообщить, как только дойдут до меня относящиеся к этому сведения.
Многого в отношении воспроизведения трехцветных снимков ожидали от гуммиарабикового способа, и несомненно, что этот способ дает очень хорошие результаты. Это доказывается в особенности работами Генненберга, выставлявшего несколько выдающихся по своему исполнению превосходных гуммиарабиковых отпечатков. Равным образом, подобные работы исполнял, уступая моим убеждениям, и Шпор и работы эти также выходили очень хорошими. Но все это относится пока только к пейзажным снимкам, в портретной фотографии тремя основными цветами трудности увеличиваются в громадной степени. Свежесть, чистота, а также и прозрачность красок, которые требуются для портрета, едва ли могут быть достигнуты при помощи гуммиарабикового способа, кроме того, и технические трудности при этом роде работ могут оказаться совершенно непреодолимыми.
Таково, приблизительно, современное состояние вопроса. Вообще же, мне кажется, что едва ли можно сомневаться, что цветные снимки скоро проникнут в павильоны профессиональных фотографов и что, если это удастся, и результаты будут получаться удовлетворительные, то профессиональная фотография получит новый импульс для своего развития, который, с одной стороны, пробудит художественную деятельность, а с другой - вызовет разработку технических вопросов, связанных с новым способом; таким образом талантливому профессионалу представится живой случай отступить от всюду ныне утвердившегося характера профессиональной фотографии, состоящей в массовом ремесленном изготовлении шаблонных фотографических карточек, и внести существенное обновление в круг своих работ. Это обновление, которое обещает принести с собой цветная фотография для фотографии профессиональной, имеет, по моему мнению, громадное значение; уже для одного этого стоит поработать над нею и упростить её до степени удобного и легкого способа, доступного для применения в обычной фотографической практике. Нет сомнения, что и при современных средствах умелыми руками может быть получено многое, и мы теперь уже можем решать задачи, которые еще недавно считались неразрешимыми. Дальнейшее усовершенствование панхроматических сухих пластинок, увеличение их чувствительности к красному цвету, лежит теперь не только в сфере теоретической возможности, но воочию совершается пред нами. Наши новые работы в этом направлении дозволяют ожидать в этом направлении важных успехов. Возможность производства пластинок, которые за красным светофильтром требуют не более продолжительной экспозиции, нежели за светофильтром синим соответствующей окраски, ныне положительно нами доказана и фабричное производство этих пластинок есть лишь вопрос короткого времени. Вместе с тем продолжительность выдержки в павильоне укорачивается в такой степени, что всякое сомнение относительно возможности введения трехцветного снимания в павильоне должно исчезнуть; остается только подумать о дальнейшей разработке методов позитивного печатания. Но и здесь также нельзя ожидать каких-либо непреодолимых трудностей.
Конечно, появление цветной фотографии в павильоне поведет за собой полный переворот в техническом оборудовании последнего. Бесцветная ныне мастерская должна расцветиться пестрыми красками, серые фоны, - если вообще не пожелаю отказаться от фонов, - должны будут уступить место цветным, равно как и в освещении, - на место однообразного бледно-синего освещения потребуется освещать цветами: теплым светом со стороны световой и холодным - с теневой стороны.

См. также эту статью в виде скана оригинальной публикации.

Самые ранние цветные снимки Адольфа Мите

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments