PHOTOPLAY (photoplay) wrote in prophotos_ru,
PHOTOPLAY
photoplay
prophotos_ru

Categories:

Цитата: Sally Mann


Sally Mann, Jessie and the Deer, 1985

Мои фотографии о том, как растут мои дети в том же городе, в котором выросла я сама. Многие фотографии интимны, многие — постановочны, но большей частью на них то, что может видеть любая мать: мокрые простыни, расквашенные носы, карамельные сигареты. Дети одеваются, капризничают, кривляются, они разрисовывают себя, они глубоко ныряют и плавают в темной реке.

Мои дети были вовлечены в творческий процесс с младенчества. Порою почти невозможно сказать, кто именно являлся автором тех или иных фотографий. Некоторые сюжеты дарованы моими детьми: кадры, явившиеся настолько неожиданно, что напоминают мановение ангельского крыла. Когда я начинаю съемку, устанавливаю камеру, зная что в округе нескольких миль нет ни одного стоящего сюжета, я молюсь, чтобы этот Ангел снизошел к нам. Мы погружаемся в это состояние и надеемся на вознаграждение, и это - состояние благодати от встречи с Ангелом Случая.>>>


Sally Mann, Candy Cigarette, 1989

Когда что-то получается, мы надеемся, что эти фотографии смогут рассказать правду, но «правда говорит только намеками» по словам Эмили Дикинсон. Мы постепенно рассказываем историю о том, что такое взросление. Это сложная история, а иногда мы беремся за серьезные темы: гнев, любовь, смерть, чувственность, красота. Но мы раскрываем эти темы без страха и стыда.

Память — это наш главный инструмент, неисчерпаемый источник. Фотографии открывают двери в прошлое, но также позволяют заглянуть и в будущее. В пьесе Бекетта «Конец игры» Хамм рассказывает о посещении сумасшедшего художника в лечебнице: как он тянул его за руку к окну и восклицал: «Ты только посмотри! Вот там! Пшеница всходит! А там! Посмотри! Паруса рыбацких лодок! Вся эта красота!», а сумасшедший отворачивался. Он видел вокруг только пепел.

В этом заключается парадокс: мы видим красоту и одновременно - темную сторону вещей. Пшеничные поля, паруса, наполненные ветром, но также и пепел. В японском языке есть слово для такого двойственного восприятия: mono no aware. Это значит что-то вроде «красота с оттенком печали». Как же бережно мы должны хранить то что любим, до мельчайших деталей, зная, что и сами уйдем в назначенный срок.

Для меня эти уроки скоротечности жизни смягчаются прозаическими реалиями моего быта. Это противоречие порождает странный вид жизненной энергии, подобно тому, как отчаяние сумасшедшего приводит его к новым откровениям. Я начинаю видеть, что в самом времени заложены как возможность человеческих страданий, так и сила для их преодоления.

В этом слиянии прошлого и будущего, реальности и символа, и существует моя семья - Эммет, Джесси и Виргиния. Меня притягивают сила и уверенность, которые можно разглядеть в их взглядах; нет ничего более привлекательного, чем случайный природный дар. Они реальные люди, их жизнь полноценна и сложна. Уходящая перспектива прошлого, непредсказуемость будущего, — эти сложности, созданные временем, колышутся на их лицах, как тени листвы большого дуба.       (from: Photography speaks, Aperture, 2004, p. 290)


Sally Mann, Jessie's bruise


Sally Mann, Dirty Jessie


Sally Mann, Flour Paste


Sally Mann, Jessie's Cut
перевод: д. орлов/photoplay.ru

Цитаты от Photoplay на Facebook
Subscribe
  • 27 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 27 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author