fotofond2012 (fotofond2012) wrote in prophotos_ru,
fotofond2012
fotofond2012
prophotos_ru

Михаил Сидлин: Встреча двух икон на кинофестивале. Борис Кауфман

Джина Лоллобриджида и Юрий Гагарин на уникальном снимке Бориса Кауфмана. Нетривиальный и познавательный анализ от Михаила Сидлина.



© Борис Кауфман

Кадр Бориса Кауфмана – одна из лучших иллюстраций эпохи «мирного сосуществания». Другое ее название – эра «холодной войны». Мы присутствуем при встрече двух миров: западного капитализма и восточного социализма, итальянского кинематографа и советской пропаганды.


Сила этого снимка – в женском взгляде: напряженном, восхищенном, пленительном. Одного актерского обаяния недостаточно для того, чтобы такой взгляд «прозвучал». Необходима организация пространства изображения.

Юный Борис Кауфман мастерски использовал субъективный план. Мы смотрим на происходящее из-за спины космонавта – так, как будто находимся в предельной близости от него, но чуть выше. Так, собственно, и происходило: на момент съемки Кауфману был 21 год, начинающий репортер оказался на месте действия слишком поздно, когда все места уже были заняты. И он буквально пролез под столом, чтобы вынырнуть рядом с космонавтом.

Я вижу пространство глазами Гагарина. И одновременно вижу его самого. Оттуда, откуда за сценой мог бы наблюдать «бог из машины», или, по крайней мере, «старший товарищ». И это уже необычный ракурс: коммунистических небожителей полагалось рассматривать снизу-вверх, но никак не сверху-вниз. Тут советский зритель поставлен в непривычное для себя положение. Выше полубога Гагарина. И это придает кадру визуальную остроту. Но перчинка – в Джине Лоллобриджиде.

Джина смотрит на Юрия взглядом вожделения. Открытая сексуальность ее восторга намного превосходит предел разрешенных советских эмоций. Именно этот - открыто чувственный - взгляд и привлекал зрителя в итальянской актрисе. Но здесь она применяет его не в роли Эсмеральды или царицы Савской, а в роли самой себя. Не на экране, а в театре жизни.

Улыбка Гагарина обращена ко всем – и ни к кому конкретно. Так мог бы улыбаться святой Николай, если бы в его время были хорошие дантисты. Гагарин смотрит куда-то за пределы кадра, как будто предмет его интереса находится вне поля нашего зрения. В его выражении лица нет ни драматического напряжения, ни эротического переживания. Его улыбку можно сравнить с улыбкой Кеннеди. Это политическая мимика.

Невстреча двух взглядов – мужского и женского – говорит нам о судьбе этих отношений. Они невозможны. Эрос тут несовместим с политикой.

У этого кадра есть политический подтекст. Он появился через месяц после встречи Кеннеди с Хрущевым в Вене. Тогда, 4 июня 1961 года, был создан образ, облетевший мировые агентства: рукопожатие двух лидеров. Слева – большеголовый мешковатый Никита с хитрецой на простоватом лице, справа – американский джентльмен Джон в идеальном костюме, похожий на романтического героя Голливуда. Такое сочетание выглядит довольно абсурдно.

По воспоминаниям Джины, ее в Москве хотели познакомить с Хрущевым. Но она предпочла первого космонавта первому секретарю. Гагарин в этом мифе выступает успешным субститутом Хрущева. Гагарин - тот образ русского, который можно успешно экспортировать.

Автор Михаил Сидлин
http://fotofond.ria.ru/behind_the_scenes/20120523/549361752.html



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments