Каанкереде (kaankerede) wrote in prophotos_ru,
Каанкереде
kaankerede
prophotos_ru

Category:

Важная тема Георгия Зельмы





Георгий Анатольевич Зельма, имя которого в ряду других ярких имен олицетворяет собой огромный период советской фотожурналистики 20—80-х годов, родился в Ташкенте. Там прошли его детские и юношеские годы, там четырнадцатилетним подростком он увидел первые ростки революции. В 1920 году, после 35-суточного путешествия на поезде, он оказался в Москве.


Учеба в школе, первые успехи в овладении фотомастерством, работа в московском агентстве «Русфото», знакомство со столичными художниками, писателями, актерами, кинематографистами, командировки по стране, в том числе и в Среднюю Азию, работа в московских и ленинградских фотоателье под руководством опытных мастеров... И вновь родной Ташкент, куда он прибыл уже в роли специального корреспондента «Русфото». Кроме репортерской работы, Зельма выполнял обязанности распространителя снимков агентства в местных газетах «Правда Востока», «Кзыл Узбекистан» и других.










Вот как сам Георгий Зельма много лет спустя, уже будучи уважаемым метром фотографии, вспоминал об этой странице своей биографии: «Со своей камерой, похожей на гармонь, с тяжелым штативом с тремя двойными кассетами я выходил чуть ли не ежедневно на съемку, в основном в старый город. Так как материальные возможности у меня были весьма малы, я сделал деревянные вкладки в кассеты 13X18 для пластинок 9X12. Это был большой успех.





Но, боже мой, как мне приходилось мучиться! Пластинки оттуда выпадали, и надо было брать с собой большой черный мешок, чтобы ставить их в кассеты на место. Для этого аппарат требовалось засовывать в мешок».




С таким оснащением Зельма начал свои репортерские экскурсии по узким улочкам и базарным площадям знакомого с детства Ташкента.




«Знание языка и быта узбеков, — вспоминал Зельма, — помогали мне проникнуть туда, куда другие проникнуть не могли. Я снимал все, как одержимый, все, что казалось интересным, чтобы показать жизнь Востока. Снимал и события, связанные с ростками новой жизни, — первые школы, ликбезы, женские клубы, праздники. Часть снимков печаталась в местной газете, а часть я отправлял в Москву, где они публиковались».




В 1926 году начало выходить иллюстрированное приложение «Семь дней» в газете «Правда Востока». Там были опубликованы первые фотоочерки, созданные Г. Зельмой, в том
числе получивший в те годы широкую известность очерк под названием «Ма-хау» — «Прокаженные». Съемку Зельма осуществил в лепрозории под Ташкентом, где жили обреченные люди, которым врачи оказывали посильную медицинскую помощь. Вместе с журналистом Михаилом Шевердиным, впоследствии народным писателем Узбекистана, он создал репортаж об одной из первых сельхозартелей. Журналисты работали в очень тяжелых условиях. Время было тревожное, зверствовали басмачи. Пятнадцать семей бедняков,объединившихся в артель, жили в хижинах, сложенных из известняка. Деревья на топливо и для строительства возили на лошадях с гор. Артельщики, вспоминал Зельма, никогда не видели раньше фотоаппарата, и это позволяло вести съемку «скрытой» камерой, отвлекая их разговорами. Одной из репортерских удач Зельмы была его встреча с академиком Ферсманом, путешествовавшим те годы по Средней Азии. Академик с благодарностью принял в дар собственный портрет, созданный Зельмой, подробно расспрашивал репортера о том, где, в каких местах тот бывал, что именно ему удалось сфотографировать.




Зельма снимал без устали первые колхозные собрания дехкан, коллективные читки газет, моменты раздачи сельскохозяйственного инвентаря и скота. Однажды Зельме и его коллеге Г. Михайлову удалось сделать снимок внутри юрты. Хозяева не возражали, но возникли технические трудности. Решили вынести фотокамеры на улицу и снимать «интерьер», приподняв полог кошмы. Для подсветки пользовались магнием —
бросили его в костер, на котором нагревался котел с пищей. Магний вспыхнул, осветив юрту и искаженные от испуга лица хозяев. Репортерам едва удалось унести ноги, но снимок получился интересным...




Съемки в Средней Азии сформировали творческий метод Зельмы на многие годы вперед. Его снимки отличались безупречной достоверностью с точки зрения этнографической и в то же время всегда несли в себе остросоциальный заряд, были отмечены стремлением автора к максимальной правдивости изображения. Эта «школа» дала себя знать наиболее впечатляюще в годы Великой Отечественной войны. Сталинградский цикл военных репортажей Зельмы всегда производил сильное впечатление на зрителей именно своей достоверностью, безыскусностью, отсутствием даже намека на изобразительный эффект. В послевоенные годы Георгий Зельма плодотворно работал, совершенствуя свое мастерство. Его снимки были отмечены наградами на многих всесоюзных и зарубежных выставках. Много снимал мастер и в своей родной Средней Азии, оставаясь верным своей юношеской привязанности, своей важной социальной теме.




Г. ЧУДАКОВ Советское фото №7, 1989






Tags: история в фотографиях
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments