?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Нан Голдин/Nan Goldin
ex_ulysses8 wrote in prophotos_ru
Голдин (1953, США) не было еще двенадцати, когда покончила собой ее старшая 18-летняя сестра, и такую же участь врачи предрекали самой Нан, однако та, сбежав уже в 14 из дома, разорвала «семейное проклятие» и окунулась в богемный мир, основными составляющими коего были секс, наркотики и алкоголь. Предпочитая работать в «сырой» манере, делая непостановочные кадры, Голдин принялась снимать свое окружение: наркоманов, трансвеститов, гомосексуалистов, многие из которых умерли от СПИДа. «Моим желанием было сохранить каждое мгновение своей жизни, сохранить ощущение каждого человека, которого я любила, — писала она позднее. — Я хочу показывать свой мир настолько правдиво, насколько возможно, не идеализируя и не приукрашивая его».

В 1986 году вышла дебютная книга Нан Голдин «Баллада о сексуальной зависимости», имевшая потрясающий успех и поставившая автора в один ряд с лучшими фотографами XX века. Это был первый в истории фотографии визуальный дневник — летопись сексуальной и повседневной жизни Нан и ее друга Брайна. «Когда снимала „Балладу“, я ни о ком не думала, кроме себя и моих друзей, и лишь потом стало ясно, что эта серия имеет большой резонанс, так как таких историй много, просто о них не принято говорить», — рассказывает Голдин.

Ниже избранно отсканированные фотографии из книги издательства Phaidon, в которую вошли лучшие снимки Голдин с комментариями Гвидо Косты.

Пикник на Эспланаде, Бостон, США, 1973. Эта фотография входит в число первых снимков Голдин, сделанных в цвете и демонстрирующих многие из тех черт, которые впоследствии стали частью ее эстетики. Пасхальный пикник на берегу реки в Бостоне показывает «семью» Голдин в наиболее счастливый момент ее жизни. Тусуясь с группой трансвеститов уже некоторое время, к этому моменту Нан накопила немалый объем снимков своих героев. Со временем многие из них уйдут из жизни из-за СПИДа и наркотиков.


 CZ и Макс на пляже в Труро, Массачусетс, США, 1976.


Райан в ванне, Провинстаун, Массачусетс, США, 1976. Образ женщины в воде повторяется на снимках Голдин, начиная с ранних ее работ и заканчивая поздними. Однако Нан не выбирала осознанно это как тему для себя, обращаясь к ней как, возможно, к метафоре пребывания в материнской утробе или сна, рождения или смерти. Этот образ друга и соседки по комнате демонстрирует экстремальную андрогинность, характерную работам Голдин.


Двое в кровати, Чикаго, США, 1977. Голдин часто становилась свидетелем очень интимных моментов из жизни своих близких друзей. Этот снимок, кажется, выражает то, как Нан воспринимает ситуацию своеобразной отчужденности, которая часто происходит между мужчиной и женщиной после секса. В интимности нередко присутствует большое расстояние — парадокс, который Голдин сумела изучить в своей самой известной работе «Баллада о сексуальной зависимости».


Прокуренное авто, Нью-Хэмпшир, США, 1979.



Трикси на раскладушке, Нью-Йорк, США, 1979. Среди фотографий, сделанных на вечеринках и разбросанных по всей «Балладе» в качестве лейтмотива, это, безусловно, одна из самых запоминающихся. Одиночество в толпе и грусть как неизбежная антитеза опьянения весельем являются отличительными чертами того периода работы Голдин, сочетая в себе увлеченность жизнью в общине и внимание к отдельным судьбам.


Захват, Нью-Йорк, США, 1980. Эта фотография, справедливо считающаяся одной из самых знаковых ранних работ Голдин, нередко упоминается как маленький шедевр стиля и композиции. Она воплощает в себе самую суть известного слайд-шоу Нан и ее первой книги. Объятие на снимке кажется одновременно нежным и жестоким, почти как если бы люди на нем боролись между собой.


Нан и Брайан в кровати, Нью-Йорк, США, 1983. Эта фотография появилась в свое время на обложке книги «Баллада о сексуальной зависимости» и стала квинтэссенцией поэтики всего цикла. Она успешно изображает сущность интимных отношений и вечной диалектики полов. Даже игра света на снимке усиливает идею разделения и различия.


Куки в Tin Pan Alley, Нью-Йорк, США, 1983. Куки Мюллер — актриса, поэт и культурный активист нью-йоркской андерграундной сцены ранних 1980-х — была близким другом Нан многие годы, ее музой и гуру. Это фотография — часть знаменитой фотосерии о Куки, в которой Нан рассказывает историю своей подруги, начиная с их первой встречи в Провинстауне в 1976-м и заканчивая ее смертью от СПИДа в ноябре 1989-го. Здесь Куки в Tin Pan Alley, клубе, где Голдин работала какое-то время барменом и где часто представляла свои ранние работы в формате слайд-шоу.


Кэт в ванне, Берлин, Германия, 1984. Кэт — музыкант, с которой Голдин встретилась во время своего первого пребывания в Германии.


Нан спустя месяц после того, как была избита, Нью-Йорк, США, 1984. Этот снимок демонстрирует последствия бурных отношений Голдин и ее парня Брайана и является одним из ее наиболее безжалостных автопортретов. Травмы, которые она получила, едва не стоили ей потери зрения на левом глазу. С позиции символизма «Баллады о сексуальной зависимости» эта фотография знаменует собой конец красивой мечты и начало периода полного преображения. «Когда ты запечатлеваешь такие страшные моменты, то потом не можешь сказать, что этого не было: фотография — это доказательство. Многие женщины, видевшие эту серию, благодарили меня. Хотя многие все равно возвращаются к своим возлюбленным, которые относятся к ним ужасно».


Свадьба Куки и Витторио, Нью-Йорк, США, 1986. В 1986-м Куки вышла замуж за Витторио Скарпати, неаполитанского художника, жившего в Нью-Йорке. Это Витторио познакомил Голдин со свободным от предрассудков миром Позитано, маленького городка на побережье Амальфи в Италии, где они все вместе провели часть лета того года. Витторио также умер от СПИДа в 1989 году, правда, несколькими месяцами ранее Куки. Нан включила некоторые из этих снимков не только в фотосерию о Куки, но и в первый раздел своей книги «Неаполь. Десять лет спустя», 1998.


Шэрон ухаживает за лежащей в кровати Куки, Провинстаун, Массачусетс, США, 1989. Как и Куки, Шэрон многие годы была частым объектом фотографий Голдин. Ее мужская красота часто выступала идеальным противовесом женственной чувственности Куки. Этот снимок застал бывших любовников и друзей в трагический момент, отмеченный прогрессом болезни, которая в нескольких месяцев укоротит жизнь Куки. Именно Шэрон стала сиделкой для Куки, когда та больше не могла даже говорить. И это несмотря на фотографию на стене, запечатлевшую свадьбу Куки с мужчиной после восьми лет любовных отношений с Шэрон.


Куки у гроба Витторио, Нью-Йорк, США, 1989. Смерти Витторио и Куки с разницей в месяцы затронули Голдин настолько глубоко, что вызвали коренные перемены в части того, как она фотографировала, и положили начало ее более продуманному подходу к работе. Эта фотография похорон Витторио словно последний акт любви к умершим друзьям.


Сиобхан в душе, Нью-Йорк, США, 1991. Некоторые из самых красивых и нежных фотографий Нан Голдин посвящены Сиобхан, ее подруге и партнеру на несколько лет ранних 1990-х. Это трибьют любви между женщинами.


Джина во время ужина у Брюса, Нью-Йорк, США, 1991. Голдин и ее друзья, включая Джину, использовали дом Брюса для ужина, во время которого фотограф показывала свои слайды всем присутствовавшим. На этой фотографии Джина ждет второй порции котлет.


Джимми Полетт и Табу! в ванной комнате, Нью-Йорк, США, 1991. Джимми Полетт, Табу!, Коди, Мисти, Гай и другие трансвеститы были наиболее известными объектами фотографий Нан Голдин, снятых в Нью-Йорке, Париже и Берлине между 1990 и 1992 годами. Этот кадр, выбранный в качестве обложки для книги «Другая сторона», относится к числу самых популярных снимков Голдин.


Мисти и Джимми Полетт в такси, Нью-Йорк, США, 1991. Политические взгляды Голдин привели ее к участию в инициативах и демонстрациях гей-сообщества и людей, больных СПИДом. Это фото было сделано по пути на нью-йоркский гей-парад 1991 года и является одним из самых растиражированных снимков Нан.


Объятие Жиля и Готчо, Париж, Франция, 1992. Наряду с серией о Куки фотоистория отношений Жиля и Готчо — это, бесспорно, один из самых трогательных и мрачных проектов Нан. Жиль, владелец парижской галереи, где выставлялась Голдин, одним из первых поддержал ее работу. Он умер от СПИДа в 1992 году. С большим сочувствием Нан описывает последние месяцы его жизни, начиная с проявления болезни до смерти в больнице. Готчо, его партнер, был рядом с ним всегда.


Готчо целует Жиля, Париж, Франция, 1993. Нежность этого последнего прощания выведена на контрасте между двумя мужчинами, один из которых разрушен болезнью, а другой находится в крепком физическом здоровье.


Рука Жиля, Париж. Франция, 1993.


Лил смеется, Свампскотт, Массачусетс, США, 1996. Лилиан — мать Голдин, и та фотографировала ее в различных ситуациях в течение многих лет, одну и с мужем. Эта фотография, на которой Лил предстает особенно счастливой и процветающей, является частью более длинной серии снимков в неформальной, домашней обстановке.


Ульрика, Стокгольм, Швеция, 1998 год. Портрет дочери владельца галереи, в которой выставлялись работы Голдин в Швеции, — одно из самых красивых ее изображений детства.


Гвидо со своей матерью и бабушкой, Турин, Италия, 1999. Этот снимок сделан в доме матери Гвидо в Турине и отражает интерес Голдин к семейной жизни и доверительным взаимоотношениям.


Джоан с Валери и Рейн в зеркале, Париж, Франция, 1999. Цикл, к которому относится этот кадр (первоначально он предназначался для французской газеты «Liberation»), знаменует собой начало того, что можно рассматривать как «парижский период» Голдин.


Смеющаяся Джоан, Париж, Франция, 1999. Джоан, молодая французская оперная певица, была одним из самых любимых объектов съемки Голдин в последнее время. Нан всегда была увлечена грамматикой женской красоты и обнаружила в Джоан идеальный пример соблазнительной силы.


Джоан и Аурель целуются в квартире Нан в Нью-Йорке, США, 1999. Сексуальность всегда была доминирующей темой в творчестве Голдин. Но в этой фотографии, сделанной в квартире Нан, есть некоторая доля формальной композиции, которая не была замечена на других снимках Нан того же рода, например, из «Баллады».


Джоан в дверном проеме, Авиньон, Франция, 2000.


Нан Голдин. Фото Дэвида Армстронга, 2000.


В 2007 году Нан получила премию Hasselblad — одну из самых престижных фотографических наград. В 2000-х после многолетнего опыта съемки взрослых Голдин сосредоточила свое внимание на детях. Она делала в основном снимки своих крестников и детей друзей. «Я не помню, когда чувствовала что-то более высокое, чем сейчас. Наверное, это из-за того, что фотографии детей вызывают воспоминания», — говорит она.

«Я снимаю людей, с которыми я живу или которых хорошо знаю. Я всегда им говорю, что без их согласия не опубликую ни одной фотографии. Это позволяет им чувствовать себя свободными, не бояться потерять лицо, а предстать такими, какие они есть. Как правило, они не позируют. И еще очень важное: я никогда не пользуюсь фотошопом, я ненавижу его. Это одна из самых депрессивных вещей на свете. И не только потому, что он как-то меняет искусство фотографии. Эта техника меняет взгляд людей: они уже не понимают, на что смотрят».


Неоднозначно. Красиво.
И очень интересно.
Спасибо за пост:)

практически все персонажи отвратны.. как и за некоторым исключением большинство снимков. почему сейчас маргинальное и уродливое пользуется спросом?? )

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
Очень интересно, спасибо!

Спасибо огромное за пост, потрясающие фотографии!

Окунулась в богемный мир, основными составляющими коего были секс, наркотики и алкоголь- это разве БОГЕМА? Это Помойка, а не Богема...Кто фоткал настоящую Богему того времени так это Энди Уорхол...

а у Энди на фотках нет наркоманов и геев?а персонажи "студии 54",а его "фабрика"-это по-вашему не секс -наркотики-рок-н-ролл?
вспомнить хотя бы одну из любимых моделей Энди(она еще снималась в его фильмах)Эди Седжвик-наркоманку,умершую в 27 лет от передоза...

Не люблю, когда к фотографиям нужно описание, для того, чтобы раскрыть их смысл.

(Удалённый комментарий)
это прекрасно!
(тексты, правда, мешают)
а цепляют эти работы своим реализмом.

А ведь отвратительно это всё по большей части. Дегенераты на фотках.

ох уж эти модные еврейские штучки

другой находится в крепком физическом здоровье

жизнь-это страдание.Будда


фотки выше подтверждают это

формы возникают и разрушаются,больше ничего,остальное -возгонка и бурление человеческих говн ума

Очередная бездарная жидовка наснимав похабщины попыталась выехать на скандальности.