Previous Entry Поделиться Next Entry
Мирослав Тихий. Безумец или гений искусства фотографии?
ANGEL_GERL
windows_light wrote in prophotos_ru


"Главное – это иметь плохой фотоаппарат. Если хочешь стать знаменитым – то делай свое дело плохо, хуже всех на свете. Красивое, пригожее, выпестованное – это уже никого не интересует."





Порой чей-то сознательный выбор скитальческого образа жизни ставит нас в тупик, а прежде даст хорошего пинка под зад или вовсе растлит навязчивый голос нашего рассудка, что, вопреки всему, неустанно продолжает твердить об идеалистических нормах поведения, поддерживая тем самым баланс коллективного разума.

Чешский фотограф Мирослав Тихий - персона загадочная и значимая, прежде всего для обывателей крупных городов, где циркуляция жизни также активна, как блохи в шерсти дворового пса. Для кого-то Тихий был всего лишь обычным городским сумасшедшим с самодельным фотоаппаратом в руках и седой шевелюрой, некоторые видели в нем философа и очень успешного реакционера, другие же считали Мирослава эпатажной знаменитостью, чей образ существования - всего лишь перформанс. Однако, с полной уверенностью никто не сможет ответить, кем в действительности он был.



История Мирослава Тихого – это агония длиной в жизнь. Он был воплощением всего, что оскорбляло коммунистическую элиту небольшого городка, в котором он родился и вырос - Нетчице (сейчас Кийов). Он бросил вызов прогрессивной мысли и марксистской теории, согласно которой история неуклонно движется вперед; Тихий расстался с общественными обычаями и ушел во внутреннюю эмиграцию, наблюдая за общественной жизнью со стороны. Но все по порядку.



Тихий родился 20 ноября 1926 года в моравском селе, краю виноградников и народных песен. Был единственным ребенком в семье. Его отец занимался закройкой одежды, а мать была дочерью сельской старосты, что было не маловажно и делало их семью довольно уважаемой в округе. Юношей Мирослав поступил в гимназию на подготовительный факультет Пражской Академии изобразительных искусств к известному чешскому импрессионисту и профессору Яну Желибскому. Все слаживалось довольно не плохо, и даже в мастерской пресловутого преподавателя Тихий стал признанным лидером. Но, спустя три года он был отчислен. В ходе коммунистического переворота в Академии начались безжалостные гонения. Известные профессора и педагоги были изгнаны, студентам было запрещено работать с обнаженной натурой, вместо них на пьедесталах поставили рабочих в спецовках. Тихий перестал ходить на занятия, общаться с друзьями, а вскоре его и вовсе забрали в армию.



Мирослав Тихий: 'При коммунизме нам было запрещено рисовать обнаженных женщин. Мол, это уводит в сторону от построения социализма и от трудовых масс. Как только это запретили, я перестал ходить в Академию. Гулял в соседнем парке Стромовка все дни, но потом все-таки зашел посмотреть, что там происходит. И увидел, что в мастерской сидит парочка моих старых друзей и ничего не делают. Пришел ассистент профессора и обращается ко мне: 'Господин Тихий, а почему вы не работаете?'. А на постаменте для моделей стоял такой молодой парень и как-то странно держал одну руку. Я ответил: 'Почему он так странно держит руку?' - 'Он держит молоток'. – 'Но я никакого молотка не вижу'. – 'Мы в спешке не нашли никакого молотка, пишите по памяти. Молоток ищут и скоро принесут'.



друг семьи Тихого, вспоминает: 'Он был лучшим другом моего дяди, наши дома стояли рядом, и когда у них дом национализировали, то комнату для мастерской ему предоставила моя бабушка, с которой он подолгу беседовал на кухне. Я помню его, как члена нашей семьи, он приходил ежедневно, и они с бабушкой обсуждали все возможное на свете. А я был тогда еще маленьким и всего, конечно, не понимал'



По возвращению со службы с психикой Мирослава случилось что-то непоправимое – он загремел в тюрьму, после чего был переведен по просьбе матери в психиатрическую лечебницу в городе Опава. Через несколько лет, началась хрущевская оттепель, и он вернулся в родной Кийов, где живя у родителей, стал писать картины, упорно соблюдая модернистский стиль, импрессионизм и кубизм. Недолго выставлялся в Брно, а вскоре и вовсе забросил это дело. К началу 60-тых он перестал следить за внешним видом, отпустил бороду и стал носить лохмотья. Это был антипод идеала нового социалистического человека, за что его собственно вновь и упрятали в психушку на последующие восемь лет.



Выйдя на свет, Мирослав открыл для себя фотографию, но по-прежнему продолжал придерживаться принципов импрессионизма. Это было новое десятилетие, которое он навеки запечатлел на своих снимках. Тихий сознательно отказался от современных фотоаппаратов. Он отказался от достижений века, чтобы не подчиняться его требованиям вообще. Сперва он поселился у соседки в коморке; вручную изобрел фотоаппарат из металлических пластин, картона и линз от найденных им очков и стал фотографировать прохожих на улицах родного города - исключительно женщин. Он бродил окрестностями целыми днями, высматривая дам в парках и бассейнах, на что, конечно же, сразу обратила внимание местная милиция и не раз задерживала того. Однако в действиях бродяги не было ничего незаконного - к женщинам он не приставал никогда. Отчаявшись, милиция обвиняла его в нарушениях гигиены, но вскоре отпускала.



Мирослав Тихий: 'Главное – это иметь плохой фотоаппарат. Если хочешь стать знаменитым – то делай свое дело плохо, хуже всех на свете. Красивое, пригожее, выпестованное – это уже никого не интересует'.

Снимки Тихий проявлял и печатал вручную, каждый из его отпечатков уникален оттого, что фотобумагу он зачастую отрывал руками, вовсе не переживая о кривых углах и зачастую выделял очертания карандашом. Пленку, фотобумагу и химикаты он покупал в местной аптеке, а также принципиально отказывался от оборудования, которое ему предлагали.



Спустя десятки лет, Мирослав Тихий стал знаменит. В 2004 году известный куратор и теоретик современного искусства Гарольд Зееман, устроил персональную выставку фотографий бездомного на Бьеннале в Севильи. В 2005 году последовала большая ретроспектива работ Тихого в Музее Кунстхауст (Цюрих). Его незаурядные, но значимые для мира фотографии разлетелись по всем крупнейшим выставочным залам мира – в Нью-Йорке, Берлине, Антверпене и Лондоне. После многочисленных выставок, спустя долгие годы его наконец-то признали и в родном городе. Но, Тихий так и не изменил себе и своему образу жизни – он не стал ездить на выставки, в первую очередь европейские, ибо считал, что 'Европа вырождается и обречена на гибель.



Возможно, Тихий отказался от удобств, предоставленных современным миром, чтобы освободиться от необходимости соответствовать его требованиям, либо нарочно призрел эстетические идеалы чистоты и красоты. И не стань он так жестоко обращаться с собой, возможно женские образы, запечатленные им, не вышли бы столь мягкими, грациозными и чувственными. Ведь данные снимки – будто сон, окутанный легкой дымкой, в котором совершенная красота женского тела столь прекрасна и трепетна, что, кажется можно ее сломать одним лишь дыханием.



'Для меня женщины — это просто лейтмотив, Я никогда не гонялся безудержно за юбками. Даже когда я вижу женщину, которая мне нравится — и возможно я мог бы попробовать заговорить с ней — я понимаю, что мне это на самом деле неинтересно. Вместо этого я беру карандаш и рисую ее. Эротизм это все равно просто сон. Мир — иллюзия, наша иллюзия'.







Мирослав Тихий скончался в своём родном чехословацком городке Кийов 12 апреля 2011 года в возрасте 84 лет.

Была на его выставке в МДФ. При всей неоднозначности его виденья фотографии он вызывает огромное уважение. Такая преданность и целеустремлённость, когда человек на коленке мастерит из подручных материалов фотоаппарат — достойны восхищения.
Фотографии тоже понравились. Правда, вызвали ассоциации с советским "наколеночным" софтпорно и многочисленными перепечатками "звёзд".))

Советую всем прочитать Станислава Лема «Звездные дневники Иоанна Тихого» рассказ №28, тогда понимаешь, что Мирослав Тихий - выпавший родственник Иоанна Тихого, даже фамилии одинаковы!)).
"Опечаленный, разочарованный, он забросил начатые проекты и переключился – но только как инженер – на религии Востока. Поныне известны электрифицированные им буддийские молитвенные мельницы, особенно скоростные модели, выдающие до 18000 молитв в минуту. Иеремия, в отличие от Мельхиора, был далек от всякого примиренчества. Он так и не окончил школу и продолжал заниматься дома, по большей части в подвале, которому предстояло сыграть столь важную роль в его жизни. Иеремию отличала последовательность поистине феноменальная. Девяти лет от роду он решил создать Общую Теорию Всего на Свете, и ничто уже не могло этому помешать. Серьезные трудности при формулировании мыслей, которые он испытывал с ранних лет, возросли после фатального дорожного инцидента (асфальтовый каток расплющил ему голову). Но даже увечье не отвратило Иеремию от философии; он твердо решил стать Демосфеном мысли, вернее, ее Стефенсоном: создатель паровоза, сам передвигаясь не очень-то быстро, хотел заставить пар двигать колеса, а Иеремия хотел принудить электричество двигать идеи. Часто эту мысль искажают – дескать, он призывал к избиению электромозгов, а его девизом будто бы было: «ЭВМ – по морде!» Это – злонамеренное извращение его идей; просто Иеремия имел несчастье опередить свое время. Он немало настрадался в жизни. Стены его жилища были исписаны обидными прозвищами, такими как «женобивец» и «мозгоправ», соседи строчили на него доносы – он-де нарушает по ночам тишину громкой руганью, доносящейся из подвала, – и даже не постыдились обвинить ученого в покушении на жизнь их детей посредством рассыпания отравленных конфет. Так вот: детей Иеремия действительно не любил, как, впрочем, и Аристотель, но конфеты предназначались для галок, разорявших его сад, о чем свидетельствовали помещенные на них надписи. Что же до пресловутых кощунств, которым он якобы учил свои аппараты, то это были возгласы разочарования ничтожностью результатов, получаемых в ходе изнурительной работы в лаборатории. Бесспорно, с его стороны было неосторожностью пользоваться грубоватыми и даже вульгарными терминами в брошюрах, издававшихся за его счет; в контексте рассуждений об электронных системах такие обороты, как «съездить по лампе», «вздуть катушку», «намять бока конденсатору», могли быть превратно поняты. Еще он рассказывал – мистифицируя собеседников из духа противоречия, я в этом уверен,– что будто бы за программирование берется не иначе как с ломом в руках. Его эксцентричность не облегчала ему общение с окружающими; не каждый мог оценить его юмор (отсюда, например, возникло дело о молочнике и обоих почтальонах, которые, конечно, и так бы лишились ума из-за тяжелой наследственности, тем более что скелеты были на колесиках, а яма – не глубже двух с половиной метров). Но кто способен постичь извилистые тропы гения? Говорили, что он промотал состояние, покупая электрические мозги и разбивая их вдребезги, и что целые груды этого крошева высились у него во дворе. Но разве он виноват, что тогдашние электромозги не могли осилить поставленной перед ними задачи в силу своей ограниченности и недостаточной удароустойчивости? Будь они чуть покрепче, он, безусловно, в конце концов принудил бы их создать Общую Теорию Всего на Свете. Неудача отнюдь не доказывает порочности его главнейшей идеи. Что же до супружеских неурядиц, то женщина, выбранная им в жены, находилась под сильным влиянием враждебно настроенных к нему соседей, которые и склонили ее к даче ложных показаний; впрочем, электрический шок вырабатывает характер. Иеремия болезненно переживал свое одиночество и насмешки узколобых специалистов вроде профессора Бруммбера, который назвал его мастером заплечно-электрических дел, поскольку однажды Иеремия не лучшим образом применил электрический шнур. a>

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)

Мирослав Тихий. Безумец или гений искусства фотографи

Пользователь le_shuva сослался на вашу запись в «Мирослав Тихий. Безумец или гений искусства фотографии? » в контексте: [...] Оригинал взят у в Мирослав Тихий. Безумец или гений искусства фотографии? [...]

Сложно сказать, кто он есть.
Но он имел СВОЙ взгляд на Мир а это дорогого стоит.

(Удалённый комментарий)
>"Если хочешь стать знаменитым – то делай свое дело плохо, хуже всех на свете."

Так мы и поверили)) С точки зрения формальной композиции фотографии очень и очень;)

Вот-вот, тоже самое подумалось. Только для меня его фотографии "очень и очень" не только формально :)

Он прекрасен, потому как не спорил, а искал.

старик знал толк в жизни.

хорошие работы.
но теперь так снимают все.

Здравствуйте!
Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Интересный

Пользователь au2ru сослался на вашу запись в «Интересный» в контексте: [...] Кликнуть ▼ [...]

Мирослав Тихий. Безумец или гений искусства фотографи

Пользователь palivez сослался на вашу запись в «Мирослав Тихий. Безумец или гений искусства фотографии? » в контексте: [...] Оригинал взят у в Мирослав Тихий. Безумец или гений искусства фотографии? [...]

"Если хочешь стать знаменитым – то делай свое дело плохо, хуже всех на свете."

Это, видимо, и есть наш русский менталитет

Он чех ;).
И свое дело делал прекрасно.

я вас расстрою. Его "творчество" пережило его.

Мирослав Тихий. Безумец или гений искусства фотографи

Пользователь cesenov сослался на вашу запись в «Мирослав Тихий. Безумец или гений искусства фотографии? » в контексте: [...] Оригинал взят у в Мирослав Тихий. Безумец или гений искусства фотографии? [...]

?

Log in

No account? Create an account